издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дети Галактики

  • Автор: Любовь ГРИШИНА

Выставку с таким названием экспонирует Иркутский дом-музей имени Виталия Рогаля. Её авторы – участники молодёжного фотообъединения «Смена». Её герои – питомцы детдомов, дети, оказавшиеся без попечения родителей, так называемые «социальные сироты». Молодые фотографы назвали их детьми Галактики, чтобы подчеркнуть драматизм существования детской души в космосе одиночества, в холодной пустоте оставленности. А ещё – для того чтобы признать этих малышей детьми всеобщими, нашими с вами, «ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети…» О выставке и творческих планах сменовцев рассказывает их лидер Марк Рыбак.

– Марк, «Дети Галактики» – продолжение участия сменовцев в городской благотворительной акции «Подари мечту»?

– И да, и нет. По сравнению с прикладной функцией обслуживания проекта мы поставили перед собой иную, я бы сказал, публицистичес-кую задачу. В акциях поиска родителей для детишек, ждущих усыновления, мы были, в общем-то, техническими исполнителями: снимали портреты малышей, стараясь, чтобы ребятишки привлекательно выглядели. Мы гордимся, что приложили руку к этому важному делу, в ходе акций порядка пятидесяти маленьких иркутян обрели приёмные семьи. Но сейчас нам важно высказать своё отношение к проблеме социального сиротства. Мы попытались средствами фотографии наглядно высветить острый общественный недуг, отразить болевые точки сегодняшней действительности. Многое, наверное, мы сделали неумело, допустили ряд художественных ошибок, обнаружили незрелость опыта, профессионального и человеческого (что ж, многим нашим авторам по 17–20 лет, своих детей у них ещё нет). Но то, что мы на такую задачу замахнулись, на мой взгляд, очень правильно и просто здорово.

Тут ведь важно не виртуозностью блеснуть (откуда она у тех, кто полгода назад взял в руки фотоаппарат?). Важно выбрать правильный вектор своего движения. Нам, родоначальникам «Смены», хотелось бы донес-ти до подрастающего поколения, что фотография – это не только красивые картинки, это и мощное орудие воздействия на сознание людей, а значит, и на окружающую нас реальность. С помощью проникновенного, выстраданного кадра можно изменить мышление, всколыхнуть человеческие чувства, призвать к действию, наконец. 

Что такое фотоснимок, по большому счёту? Растровая графика, набор точек, сочетание пикселей на определённой площади. Но видим-то мы образы, состояния, взаимодействия – целую жизнь. И это влияет на личность – заставляет радоваться, сопереживать, стыдиться, совершать поступки, наконец. Вот и мы стремимся к тому, чтобы молодые авторы не «фоточки фотали», не просто выполняли коммерческие заказы, а учились высказываться с гражданских, общечеловеческих позиций на самые актуальные и животрепещущие темы. Такие, как тема брошенных детей, острее которой, я думаю, сегодня в России трудно сыскать. 

– Работая в детдомах, наверное, пришлось прикоснуться к конкретным ситуациям и судьбам… 

– Конечно. И многие из них оставляют глубокое впечатление. Например, есть маленькая девочка, которую молодая мать родила на зоне, когда отбывала срок. Ребёнка у неё сразу забрали в соцучреждение. Когда мамаша освободилась, обещала взять малышку после того, как устроит свои социальные и бытовые вопросы – с работой, с жильём. Но время идёт, а женщина не торопится воссоединяться с дочкой. Её жизнь движется своим чередом, появился какой-то новый мужчина, родился новый ребёнок. А девчушка, к которой она и привыкнуть-то не успела, растёт в казённом доме, остаётся за бортом. Или такая вот интернациональная драма. Есть в детдоме две хорошенькие сестрички. Отец у них – китайский мигрант, торгует на шанхайке. Мать – коренная иркутянка. Брак не зарегистрирован. Китаец уезжает на родину за товаром, отсутствует какое-то время, а вернувшись, узнаёт, что его русскую «жёнушку» за пьянку лишили родительских прав, что девочки изъяты из семьи. Российского гражданства у него нет, он никак повлиять на ситуацию не может. Ездит к детям, во-зит какие-то подарки. А они, между тем, подлежат усыновлению. И если им повезёт с приёмной семьей, ищи потом свищи горемыка-китаец своих отнятых птенцов. Запомнились мне три брата из одного «гнезда». Живые, озорные мальчишки. По правилам разлучать сестёр и братьев нельзя: если отдавать новым родителям – то всех вместе. Вопрос: когда эта троица сорванцов дождётся своего «звёздного часа»? И будет ли он звёздным? Не возьмут ли их куда-нибудь в деревню ради пособия и батрацкой силы? Когда знакомишься со всеми этими жизненными коллизиями, поражает, насколько обыденными становятся какие-то чудовищные, нечеловеческие отношения и обстоятельства. 

Почему сегодня в России так часто и так запросто родители бросают своих детей? Ведь для этого надо перешагнуть, наверное, главный не человеческий даже – биологический, животный инстинкт, инстинкт заботы о потомстве, который и в дикой природе остаётся одним из ведущих. Вон в сетях выложили фото кошки, которая выкармливает слепых ежат, потому что у них погибла мать-ежиха… Известны случаи, когда волки принимали в стаю человеческих младенцев… А мы теперь своих собственных оставляем беспомощными и одинокими. Это какой-то сбой в биопрограмме, в стремлении к выживанию и на национальном уровне, и на уровне отдельно взятых особей. Страшно и симптоматично, что в нынешнем отечестве такое высокое существо как женщина превращается в «кукушку», а то и в детоубийцу.

– Не будем забывать, что в «производстве» ребёнка участвуют всегда двое…

– Я не о том, что ответственность мужчины меньше. Я лишь о том, что мужчина не может претендовать на столь высокую роль, какую природа и Бог отвели матери. Судьба каждого брошенного ребёнка не должна оставаться частным делом, вычеркнутой строкой в биографии отдельных вымирающих семей. В это надо как-то вмешиваться. Для начала задаваться вопросом, почему у нас законодательная база такая, что можно лёгким росчерком пера освободить себя от ответственнос-ти за потомство. Ну а потом, наверное, и себя спросить, почему рядом со мной это происходит? Что я в силах сделать, чтобы как-то на это повлиять, уменьшить эту боль?

Я, к примеру, не готов сегодня взять сироту на попечение. У меня есть желание и возможность нарожать и воспитать своих собственных детей. Но мне не всё равно. Мне не даёт покоя вопрос: как, почему эти дети попадают в детдом при живых родителях? И «Дети Галактики» – это мой, наш с ребятами посильный вклад в постановку этой проблемы, в диагностику этого заболевания. 

Мы очень надеемся, что выставка вызовет хоть какой-то отклик у земляков. И мы довольны, что «первые ласточки» общественного резонанса уже появились. Наши старшие товарищи – мастера Иркутского фотографического общества Бызов, Гуров, Тарханов и прочие – уже изъявили желание разделить с нами хлопоты в подобных социально направленных проектах. Им не хочется оставаться в стороне. В следующий раз мы будем работать с ними бок о бок, перенимать их богатый опыт работы в качестве документалистов и репортёров.

В ходе акции «Подари мечту» около 50 малышей, оставшихся без попечения родителей, обрели приёмную семью

– В следующий раз – это в акциях «Подари мечту», которые продолжаются?

– Не только. Мы очень надеемся, что опыт фотопроекта по усыновлению будет тиражироваться. Для этого в Иркутске есть все возможности. Есть социально ответственный бизнес, взявший на себя финансовое бремя акций «Подари мечту», есть выставочные площади и добровольные творческие силы. Мы в «Смене» готовы к освещению новых болевых моментов, требующих общественного внимания. Например, проблемы людей с ограниченными возможностями. Многие из сегодняшних инвалидов-колясочников вчера были здоровыми людьми, от несчастья никто не застрахован. Этим землякам тоже нужна забота, специальная инфраструктура, помогающая им жить вне отрыва от общества. Или судьба умственно-отсталых детей, тяготы семей, где они воспитываются. Да сколько ещё есть вопросов, ждущих коллективного неформального решения. От имени «Смены» я уполномочен заявить, что мы всегда рады будем послужить любой общественной инициативе по решению социальных проблем. И даже сами генерировать какие-то идеи в этом направлении.

– У вас есть что-то определённое в творческих планах?

– Есть. Мы думаем подготовить панорамную выставку под рабочим названием «Отцы и дети». Здесь ключевое слово «отцы». Это будет попытка как-то выправить «сдвиг» в сознании некоторой части современных мужчин, которые отчего-то забыли, как почётно и здорово быть отцом, забыли, что иметь детей и растить их – это, как ни пафосно звучит, богатство, а не обуза. Мне хочется собрать фотографические образы именно любящих отцов (пусть мамы не заподозрят меня в дискриминации). Отцов многодетных, может быть, одиноких, таких, кто вместе с детьми проводит досуг, занимается полезным трудом, кто находит в этом отраду и смысл жизни. Институт отцовства в современной России как-то непрос-тительно ослабел, очень много неполных семей, горькое слово «безотцовщина» – печать на детстве многих мальчишек и девчонок. Нам хочется в полный голос напомнить, что отец – это звучит гордо. И жизнеутверждающе. В конце концов, замечательное слово «отечество» корнями связано с мужской родительской миссией. Если подрастающее поколение под покровительством крепких, ответственных и любящих отцов – то и отечество в порядке.

А ещё нам бы хотелось заняться тем, чем в своё время с огромным успехом занимался мэтр фотодокументалистики Эдгар Дмитриевич Брюханенко. Его богатейшая ретроспективная выставка по истории региона стала бесценным подарком к 350-летию Иркутска. А что мы будем выставлять на обозрение своим детям и внукам лет через 50? Чем сегодня живут и дышат территории региона? Что происходит в Братске, Усть-Куте, Усть-Илимске, Тулуне? Строится Богучанская ГЭС, непрос-то идут процессы эвакуации затоп-ляемых территорий. Вымирают деревни, затухают маленькие города, меняется география, физиономия Приангарья. Многое безвозвратно уходит из жизни, а какие-то новые реалии, напротив, только-только зарождаются, идут в рост. Всё это тоже надо отражать и сохранять как нашу общую память. Чтобы не было потом белых пятен в «семейном альбоме» нашей малой родины. Мы готовы ездить и снимать, фиксировать приметы нашего бурного и непростого времени. Но нам нужна поддержка. Нет, не тучные гонорары, достаточно скромных командировочных расходов и проездных. И тут мы нуждаемся в помощи меценатов, в благословении власти, в каких-то официальных покровителях. Уверен, если такие выездные проекты на комплексной платформе социального партнёрства станут возможными, то и большие фотоавторитеты не останутся в стороне, послужат своим талантом и умением на благо будущей фотолетописи края. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector