издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы задерживаем – их отпускают»

Алексей Бархатов о методах борьбы с «чёрными» лесорубами и загадочных решениях Фемиды

Угрозы физической расправы, поджоги частных домов и автотранспорта. Так выглядит суровая реальность, в которой подчас живут лесничие в Иркутской области. В стремлении не потерять хорошо отлаженный бизнес «чёрные» лесорубы зачастую идут на крайние меры. Однако за пять лет ни одного человека не было привлечено к реальному лишению свободы за незаконные рубки. О том, почему суды столь лояльны к нарушителям и что поможет навести порядок в лесу, мы беседуем с начальником отдела Федерального государственного лесного надзора, Федерального государственного пожарного надзора в лесах Агентства лесного хозяйства Иркутской области Алексеем Бархатовым.

«Судят одного вальщика, с которого и взять-то нечего»

– Алексей Николаевич, можно ли говорить о том, что в ушедшем году криминальная обстановка в лесу изменилась в лучшую или в худшую сторону? 

– Правильнее было бы сказать, что ситуация осталась прежней. В прошлом году наши сотрудники провели почти 12 тысяч проверок в лесу, в результате которых было выявлено свыше 5 тысяч нарушений лесного законодательства (в 2011 году – порядка 3400 случаев). Объёмы выявленных незаконных рубок остались примерно на прежнем уровне – 2316 в 2012 году и 2280 в 2011 году. Однако сумма нанесённого ущерба в позапрошлом году была почти на 350 миллионов рублей больше, чем в прошлом году, и составила 1,55 миллиарда рублей.  В прошлом году неустановленными лицами было совершено 1116 незаконных рубок в объёме 185,7 тысячи кубометров. В 2011 году число таких рубок составило 1015, их «кубатура» превысила 256 тысяч. 

По всем фактам незаконных рубок в следственные органы было на-правлено 2163 материала для возбуждения уголовных дел, установления виновных лиц и взыскания причинённого ущерба. Эта цифра соответствует показателям 2011 года, когда в полицию был передан 2141 материал. Однако в прошлом году нам отказали в возбуждении уголовных дел по 87 материалам, в поза-

прошлом году – по 100. В то же время в 2012 году было возбуждено 1955 уголовных дел по статье 260 УК РФ «Незаконная рубка лесных насаждений» (в 2011 году – 1920 дел). К уголовной ответственности было привлечено 599 человек, на семь меньше – в 2011 году. 

Мне хотелось бы обратить внимание на один важный нюанс. За пять лет ни один человек не понёс реального наказания, связанного с лишением свободы, даже за тяжкие, с моей точки зрения,  преступления (незаконные рубки леса в больших объёмах, в составе организованной группы, совершённые неоднократно, совершённые лицами, имеющими судимость, и так далее). Даже в этих случаях суд выносит мягкий приговор: штраф, приговаривает условно или назначает в качестве наказания исправительные работы. 

Есть и такой интересный момент: задерживаем в ходе рейда бригаду. «Жулики», как я их называю, рассказывают, кто их «хозяин», кому принадлежат трактор, мотопила. Оперативник качественно отрабатывает эту информацию, однако следственные органы сводят всё дело к одному вальщику, который и отправляется под суд. То есть всю преступную группу и её «хозяина» освобождают от всякой ответственности. В итоге судят одного вальщика, с которого и взять-то нечего. Вот и получается: мы задерживаем – их отпускают. 

В прошлом году в лесном фонде Иркутской области на месте совершения незаконных рубок задержано 1023 единицы лесозаготовительной техники, 505 единиц автотранспортных средств, 518 бензопил. Однако практически вся задержанная техника по решению суда возвращается владельцам. Служители Фемиды мотивируют такое решение постановлением Верховного суда РФ, согласно которому техника и мотопилы не принадлежат тем, кто рубит лет. Якобы они берут эту технику в аренду для целей, не связанных с правонарушением. 

– По какой причине, на ваш взгляд, суды так лояльны к нарушителям в лесной сфере? 

– Этот вопрос логичнее было бы адресовать судьям. Уголовным законодательством, с учётом проблемы в лесной сфере, в последние годы предусматривается повышение санкций уголовной ответственности за совершение незаконных рубок лесных насаждений вплоть до лишения свободы сроком до 7 лет, а у нас в области почему-то, наоборот, полная либерализация. Что само по себе провоцирует правонарушителей на совершение незаконных рубок.

Когда-то такую мягкость можно было объяснить тем, что после крушения государственных леспромхозов лесные посёлки и их жители были брошены на произвол судьбы. Была безработица, людям нужно было просто выживать. Но сейчас другая ситуация: в лесу появились арендаторы, готовые предоставить рабочие места со стабильной зарплатой, но не идёт туда народ. Поэтому приходится арендаторам везти работников даже из Красноярска. При желании люди всегда могут найти работу. В том же Тайшетском районе, который считается проблемным с точки зрения незаконных рубок, строится алюминиевый завод, тянется «труба»… В Осинском, Боханском, Куйтунском, Тулунском, Чунском, отчасти в Усольском районах некоторые люди живут этим незаконным промыслом. Но они зарабатывают уже не просто себе на хлеб, а на хлеб с красной икрой. И не желают перестраиваться. 

Угрозы, поджоги домов и автотранспорта – вот способы, при помощи которых «чёрные» лесорубы пытаются воздействовать на лесничих. Когда одному из наших сотрудников в Куйтуне подожгли «Москвич» и гараж, в котором находилась машина, его соседи прямо заявили: «Бросай свою работу или выполняй её так, чтобы тебя было не видно и не слышно. Мы не хотим из-за тебя гореть!» 

Пилорамы и «пилорамочки» 

– Накладывает свой отпечаток на эффективность работы отдела Федерального государственного лесного надзора, Федерального государственного пожарного надзора в лесах Агентства лесного хозяйства Иркутской области и большое количество приёмных пунктов леса – пилорам и «пилорамочек», – продолжает наш собеседник. – В Иркутской области давно назрел вопрос о необходимости и целесообразности наличия большого количества никем не контролируемых пунктов приёмки и переработки древесины на территориях муниципальных образований. Как правило, пункты созданы иностранными предпринимателями, в основном из Китая. 

Особенно много таких пунктов в южных районах Иркутской области – в Осе, Усть-Уде, Иркутском, Усольском, Куйтунском и других районах. Здесь «чёрный» лесоруб может оперативно поменять награбленное на наличность. А покупающего не интересуют никакие документы на лес, ему вообще всё равно, откуда он. Почему китайцы, которые обычно владеют такими пилорамами, не торопятся работать с арендаторами? Потому что хотят покупать лес по дешёвке. Ведь арендаторы платят арендную плату, налоги, тратятся на зарплату работникам, лесовосстановление, противопожарные мероприятия и так далее. Соответственно, все эти траты сказываются на цене. В итоге ворованный лес конкурирует с легальным. И последний проигрывает. 

– И какова разница в цене за один кубометр? 

– Я разговаривал с «жуликами», которых мы задерживали. Они рассказали, что в Олонках китайцы принимают в среднем по 600 рублей за кубометр, в зависимости от диаметра. У легального арендатора этот «кубик» вместе со всеми издержками выходит в 1500 рублей. 

В своей деятельности преступники используют новые подходы. Если раньше они нарубят машину, а потом неделю отдыхают, то сейчас работают организованными бригадами, у которых есть «хозяин», обеспечивающий им «крышу», технику, ГСМ. Действуют по новой схеме: первая группа заезжает на мотоциклах, валит лес и уезжает. Их действия подпадают под статью 260 УК РФ – «Незаконная рубка лесных насаждений». Потом приезжает трактор, начинает складывать лес в штабеля. Если в этот момент лесорубов задерживают, то они отвечают: «Ехали мимо, увидели лес. Решили: раз никому не нужен, заберём себе на дрова». Потом приезжают лесовозы, у водителей которых своя логика: «Ехали мимо, увидели лес в штабелях. Раз никому не нужен, заберём себе на дрова». А ведь по закону и привлечь-то их не за что! Почему-то государство в данном случае не предусмотрело то, что таким образом происходит хищение государственного имущества. 

– Что на это могут ответить государственные инспектора? 

– В своей работе в 2012 году мы использовали нестандартные подходы и решения. В августе совместно с Управлением по экономической безопасности и противодействию коррупции ГУ МВД РФ по Иркутской области проводили рейдовые мероприятия в Куйтунском, Тулунском и Нижнеудинском районах. Мы работали в круглосуточном режиме. За месяц установлен 21 случай незаконных рубок с общим ущербом в 5 миллионов рублей, задержано пять бригад незаконных заготовителей, шесть тракторов, три единицы автотехники, 12 бензопил, наложен арест и изъято из незаконного оборота 876 кубометров круглого лесоматериала.

«Жулики» на это время из леса в срочном порядке убыли. Такая тишина стояла! Даже непривычно было не слышать ни гула пил, ни тракторов. На мой взгляд, такие рейды очень эффективны, но постоянно работать в таком режиме невозможно по двум причинам. Во-первых, на неделю приходится отрывать людей от основной работы. Во-вторых, это  затратное мероприятие по расходам. Оно требует не предусмотренных в бюджете агентства значительных финансовых и иных затрат, это же касается и оперативных подразделений МВД, в функции и полномочия которых не входит охрана лесов.

Сейчас в ходе рейдов мы активно задействуем приобретённый за счёт бюджетных средств Иркутской области беспилотный летательный аппарат для оперативного установления мест совершения правонарушений и движения автотранспортных средств, перевозящих древесину от незаконных рубок. По поручению губернатора Иркутской области возобновилась работа дежурных смен на посту «Падь Топка», где совместно с правоохранительными органами и ГИБДД осуществляем контроль за перемещением древесины, которая ввозится в Иркутск. В первый же день работы мы столкнулись с тем, что лес везут без документов или эти документы не соответствуют грузу. Древесина  без документов, подтверждающих её легальность, изъята из оборота – на сегодняшний день это более 700 кубометров, протоколы на нарушителей направлены мировому судье. 

За декабрь через КПП «Падь Топка» было перевезено более 200 тысяч кубометров древесины с учётом пиломатериалов, имеющих повышающий коэффициент. Таких лесных ресурсов сейчас в том районе нет. Значит, лес идёт незаконный, не весь, но его много. За сутки через пост проходит до 300 перевозчиков древесины, установить всех нарушителей закона в данном случае невозможно, поэтому принято решение о создании локальной электронной базы данных по заготовке древесины на территории девяти районов правого берега реки Ангары с функцией удалённого доступа в системе Интернет. Такая база уже успешно работает, в первый же день с её помощью мы вычислили машину, гружённую нелегальным лесом. 

Почти 200 тысяч гектаров на одного лесничего 

– Понятно, что эффективность борьбы с «чёрными» лесорубами зависит от того, как построена работа на местах. Достаточно ли сейчас лесных инспекторов? 

– До принятия Лесного кодекса у нас было почти 7 тысяч полевых работников – лесников, мастеров охраны леса, инженеров охраны леса и так далее. Сейчас таких работников осталось всего полторы тысячи, а численность инспекторов составляет 389. Нагрузка по охране лесного фонда на одного инспектора превышает 178 тысяч гектаров. Это очень большая цифра, одна из самых больших в России, если не брать в расчёт Республику Саха (Якутия) и другие малонаселённые регионы страны. При том, что объёмы работ не уменьшаются. Более того, чем ближе пожароопасный сезон, тем выше будет нагрузка на инспекторов, связанная с проверками готовности арендаторов к весенне-летнему периоду. 

Чтобы лесничие работали более эффективно, их нужно как можно лучше обеспечить автотранспортом, ГСМ, измерительными приборами. Кроме того, важно сократить функции лесничих, убрав «непрофильные», например составление статистических отчётов и администрирование платежей. В 2013 году мы будем более тесно работать с территориальными подразделениями агентства, больше спрашивать с руководителей подразделений по результатам работы по пресечению незаконных рубок на их территории. 

Важным я считаю и более тесное взаимодействие с правоохранительными органами, прокуратурой, ФСБ, миграционной службой, службой по контролю за бесколёсными транспортными средствами, с судебными приставами, налоговиками. В настоящее время повысился спрос со стороны губернатора и правительства: что ни месяц, то совещание, по итогам которого даются конкретные поручения с конкретными датами исполнения. А раз есть политическая воля  вникнуть в эту проблему, оказать помощь и спросить по итогам сделанного, это многое значит. Будем надеяться, что нас поймут и поддержат. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное