издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Корыстные мотивы

Местные Думы в 2013 году взяли моду на самоликвидацию

Политический год в Иркутской области, казалось бы, должен был пройти под знаком выборов в Заксобрание. Они, однако, прошли спокойно и с прогнозируемым властями региона результатом. Основные страсти этого года были сосредоточены на муниципальном уровне. Усолье-Сибирское, Братск, Ангарский район – точки, где институт сити-менеджмента привёл к жарким конфликтам, грозящим роспуском местных Дум. «Серый дом» выступает в качестве арбитра. Губернатор Сергей Ерощенко несколько дней назад заявил, что природа конфликтов – корыстные мотивы. «Объективных причин для подобных противоречий в обществе нет», – заметил глава области. Между тем это только разминка. В 2014 году к выборам Думы в Иркутске с высокой долей вероятности прибавятся выборы в «горячих точках» – Братске и Ангарском районе.

«Не хожу на выборы и горжусь этим»

Казалось бы, главным политическим событием 2013 года должны были стать выборы в Законодательное Собрание Иркутской области. Несмотря на то что эту выборную кампанию наблюдатели назвали «скучной», а результат – предсказуемым, вспомним пару славных моментов тех выборов, которые сейчас уже история. Вспомним, как в июне партия «Единая Россия» устроила «всенародные праймериз» за своих кандидатов на улицах крупных городов Иркутской области. Хотя заявлялось оно как «объективное и чеcтное», корреспондент «Конкурента» лично шесть раз в шести палатках проголосовал за самых разных кандидатов от партии власти, и никто этому не помешал. 

На этих выборах стало заметно то, во что выродилась инициатива о свободе создавать партии. У многих партий в списках было по 1–5 иркутян, а далее – представители со всей России. Одна партия попыталась провести в Заксобрание Иркутской области мёртвую жительницу Курска, другая – танцовщицу go-go из Тольятти Варвару Кушнарёву. Обе претендентки на кресло в ЗС Иркутской области не знали, какой чести удостоились. И если жительница Курска не могла знать этого в силу того, что покинула сей мир, то Варвару Кушнарёву просто включили в список «Гражданской силы», не уведомив, как используют её имя. Если к моменту выборов в Заксобрание Иркутской области в регионе существовало более 30 партий, к концу года Минюстом уже было зарегистрировано более пятидесяти. У многих из них региональные отделения существуют лишь номинально. Сами партийцы признаются: им нужны реготделения для регистрации на федеральном уровне и ни для чего больше. 

Ничему не помешали на этот раз и сами избиратели, которые в сентябре сделали скромную явку в 25,24%, что меньше на 13%, чем на выборах в 2008 году, и практически на 30% меньше, чем на выборах президента. Председатель областной избирательной комиссии Виктор Игнатенко заявил, что в такой ситуации встаёт вопрос – а не вернуть ли порог явки? Он прав – на участки пришла только четверть тех, кому в области доверено право избирать. А настроения из разряда «На выборы не хожу и горжусь этим» после неудачного «хипстерского бунта» стали ещё популярнее.

«Корыстные интересы»

Конец года показал – основная головная боль области вовсе не в том, как эффективно избрать депутатов в областной парламент. А что делать с распоясавшимися депутатами местных парламентов? Технология управляемого роспуска Думы была отработана в Черемховском районе, затем в Усть-Илимске и в Усолье-Сибирском. 2013 год стал кризисным для Братска и Ангарского района. В каждом из муниципалитетов были свои причины для организации коллапса, однако стороны конфликта обычно были всегда одни и те же – руководство парламента и администрация. А за их спинами – личные интересы. Это обозначил губернатор Сергей Ерощенко на последней пресс-конференции в 2013 году. Он считает, что объективных причин для конфликтов нет, а есть корыстные мотивы. 

В 2009 году Дума Усть-Илимска стала нелегитимной из-за шестёрки единороссов и двух беспартийных, которые покинули парламент. Тогда беспартийный спикер Андрей Сергеев выступил против администрации и «Единой России», которые пытались провести повышение коммунальных тарифов. На самом деле конфликт был не партийный и не административный, а, как всегда это бывает на местном уровне, личный. Сергеев поддерживал мэра Виктора Дорошка, а в тот момент в городе силы, противодействующие Дорошку, готовили перезагрузку власти. В 2011 году точно такую же операцию провернули депутаты Усолья-Сибирского. Шесть из них сложили полномочия, инициатором снова была «партия стабильности» – «Единая Россия». Этот конфликт стал продолжением более глубокого. Бывший мэр Усолья-Сибирского Евгений Кустос вернул себе власть при очередном переизбрании Думы, сумев провести в парламент блок «Усольчане», который взял большинство. Когда в 2011 году против Кустоса завели уголовное дело, единороссы решили воспользоваться случаем и сделали Думу нелегитимной. Перевыборы, правда, не вернули стабильность в город – в Думе образовался паритет «кустосовских» и «антикустосовских» сил, в результате чего в дело пришлось вмешаться администрации «Серого дома». Только тогда удалось прекратить долгое политическое шоу по избранию мэра. 

Конец 2013 года обозначился кризисом в Думе Братска. Ситуация с мэром Александром Серовым, который был обвинён в вымогательстве взятки, привела к тому, что «Единая Россия», имея большинство в местном парламенте, провела в 2011 году поправки об отмене прямых выборов мэра, новый градоначальник Константин Климов был избран из числа депутатов. И тут начался конфликт с администрацией Братска, за которой стоит главврач городской больницы №2 Александр Гаськов. Когда «ЕР» стало ясно, что администрация Думе не подчиняется, у представителей «партии власти» возникла идея вернуться к теме прямых выборов мэра, чтобы получить «перезагрузку» властной системы. Константин Климов инициировал соответствующие поправки в Устав. Однако с октября Дума Братска не может собраться, чтобы принять Устав. Более того, шесть депутатов, на этот раз представляющих муниципальные предприятия, заявили о сложении полномочий. Достаточно было ещё одного сложенного мандата, чтобы Дума оказалась неправомочной принимать любые решения. Губернатору пришлось лично вмешаться в ситуацию. В конце декабря в его команде появился в качестве заместителя бывший мэр Братска Сергей Серебренников, он же был назначен ответственным за ситуацию в северной столице области. По информации «Конкурента», губернатор нашёл формы воздействия на обе стороны конфликта. В результате было принято решение о проведении 27 декабря заседания Думы Братска. Рассмотрение Устава и бюджета стороны решили перенести на январь 2014 года. «Причина – губернатор должен получить время для подбора кандидатов на пост будущего мэра, – сказал в четверг источник в политсовете ИРО «ЕР». – Я думаю, со стороны Гаськова было бы хамством снова сорвать заседание Думы с участием главы области». 

«На сегодняшний день достойного в моём понимании кандидата в мэры Братска нет», — заявил Сергей Ерощенко на итоговой пресс-конференции в 2013 году. Он подчеркнул, что настаивает на возвращении прямых выборов мэра. «Я езжу в территории в том числе и для того, чтобы получить от людей наказ и поддержать на выборах того кандидата, которого жители предложат». «У меня вызывает изумление, что по Братску нет кандидатов, – заметил источник в политсовете ИРО «ЕР». – Я знаю, что мэр Константин Климов пойдёт на выборы только в том случае, если это сочтёт целесообразным губернатор. Насколько мне известно, такой вариант маловероятен. Если говорить о Сергее Серебренникове, то надо понимать, что многие его связи в Братске утеряны, ему что-то надо начинать с нуля». Дума 27 декабря состоялась при личном участии губернатора. Устав перенесён на январь. Шестёрка, отказавшаяся от мандатов, вернулась в Думу. На данный момент губернатору удалось стабилизировать ситуацию в этом городе. 

Тем временем неожиданно «взорвался» Ангарский район. 20 декабря три депутата заявили о сложении полномочий, фактически в Думе осталось 9 человек. Это означает, что в ближайшее время и этот парламент может быть распущен. Здесь конфликт возник с мэром Ангарска Владимиром Жуковым (ранее занимал пост спикера и мэра Ангарского района). Будучи избранным в мэры Ангарска, Жуков оставил «на сложном участке» свою ставленницу Светлану Кажаеву. Но поскольку в Думе АМО большинство имели коммунисты и их сторонники, представительный орган власти взбрыкнул. Ангарский район так и не смог определиться с тем, кто займёт пост мэра после Жукова. Светлана Кажаева продолжала работать в статусе «исполняющей обязанности» вплоть до 20 декабря, пока двое беспартийных и один коммунист не заявили о сдаче мандатов. Не исключено, что их примеру последуют коллеги по парламенту, чтобы «закрепить» начатое. По крайней мере, о таком намерении заявил Вячеслав Иванец. 

Светлана Кажаева, впрочем, через пресс-службу АМО уже заявила, что, пока Дума не собралась, тройка продолжает оставаться депутатами и у них есть месяц «на раздумья». Ситуация снова зависла. 

Безусловно, губернатору Сергею Ерощенко сейчас достаточно тяжело, поскольку ему приходится «разгребать» ошибки, которые были совершены до него. Муниципальная реформа, приходится признать, в нашем регионе часто реализовывалась на местах личностями, которые из кресел мэра или депутата сразу отправлялись в СИЗО. 

«Я подозреваю, что Иркутская область в данном отношении достаточно уникальна, ведь в ней «лихие 90-е» никогда не проходили «до конца», – заметил новосибирский политолог Алексей Мазур. – Даже в самые стабильные годы властной вертикали в Иркутской области шла борьба кланов и группировок, причём шла в публичном поле, что вообще-то в «вертикали власти» строго запрещено. В этом смысле, я считаю, Иркутская область – это прототип того, что ожидает в будущем другие регионы по мере «разморозки» вертикали».

Виват, одномандатники

2014 год станет для политбомонда Иркутской области крайне сложным. К выборам в Думу Иркутска с высокой долей вероятности присоединятся непростые выборы в парламенты Братска и Ангарского района, помноженные на выборы мэров. Прямые выборы в АМО были возвращены в 2011 году, и если Дума будет распущена, выборы пройдут, вероятно, осенью. В Братске придётся вернуться к теме Устава в январе 2014-го. Тем временем вступает в силу новый региональный закон, разрешающий городам и городским округам самим определять систему выборов. Города с численностью населения 3 тысячи и выше, где в парламентах работают 15 человек и более, теперь вправе решать, по какой системе будут проводиться выборы – пропорциональной, смешанной или мажоритарной. То же самое касается городских округов. Это означает, что Братск и Иркутск должны будут определиться, какая система для них предпочтительна. Второй секретарь обкома КПРФ Евгений Рульков заметил, что его партия выступала против «мажоритарных» поправок. «Конечно, вроде бы реализовано право на самоопределение, – заметил он. – А на деле? Если в Думе большинство от «ЕР», она не даст никаких шансов изменить выборную систему. Очередная иллюзия демократии, как и строчка «против всех», как и рассадник мелких партий». Координатор «Голоса» Алексей Петров «почти уверен», что в Иркутске будет сохранена мажоритарная система из 35 округов. «Она выгодна нынешним депутатам, большая часть из которых собирается переизбираться, – считает он. – Пропорциональная схема, о которой одно время говорили, столкнула несколько интересов в ряде округов. Кроме того, для «ЕР» это идеальный вариант сохранить большинство в Думе, поскольку ни коммунисты, ни какие-либо другие партии, за исключением «Гражданской платформы» в 1-2 территориях, не имеют возможности победить в одномандатных округах». 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector