издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Микрофины в параллельной реальности

Муниципальные микрофинансовые организации могут самостоятельно решать свою дальнейшую судьбу. Заместитель председателя правительства Антон Логашов признал, что его письмо к мэрам «О прекращении финансовой деятельности» муниципальных микрофинов следует трактовать исключительно «как рекомендацию». К точно такому же выводу пришла и прокуратура Иркутской области. Таким образом, на благо малого бизнеса в регионе будут действовать как муниципальные, так и региональная организация микрофинансирования. Вот только за первыми стоят муниципалитеты с вечно пустыми бюджетами, а за второй – вся административная мощь министерства экономического развития, деньги КРИО, профессионализм и высокие моральные качества двух частных структур, которые входят в число соучредителей регионального фонда. А владельцы этих структур имеют непосредственное отношение к фонду культуры и духовности «Отражение». Того самого, который купил портрет Валентина Распутина кисти Никаса Сафронова для Иркутского областного художественного музея.

О проблемах муниципальных микрофинансовых организаций (МФО) в регионе заговорили в связи с появлением на рынке аналогичной региональной организации. Если бы новая структура была создана с чистого листа, наверное, сегодня не было бы темы для разговора. Но правительство области пошло иным путём.

Чтобы ускорить процесс регистрации, региональную структуру решили создать на базе  лучшей из существующих муниципальных МФО – Ангарской. Для этого в состав учредителей ввели министерство экономического развития и Корпорацию развития Иркутской области (КРИО).  Понятно, что в этой же компании остались учредители Ангарского фонда – ООО «Максимакс», ООО «Сетьэнергопром» и Ангарский муниципалитет. КРИО сразу же сделала очень важный вклад в общее детище – внесла 100 млн рублей на уставную деятельность МФО.

«Наверное, тон был некорректным»

Что касается муниципальных фондов микрокредитования, учредителями которых являются муниципалитеты, на них, фигурально выражаясь, махнули рукой. Первоначально на заседании правительства было заявлено, что большинство муниципальных фондов неэффективны, поэтому их следует закрыть, предварительно забрав финансовые активы в пользу вновь созданной региональной структуры. Сделать это предлагалось исключительно во имя спасения бюджетных средств, которые иначе пропадут. С этой целью Антон Логашов и написал письмо руководителям муниципальных образований, в котором обязал их «прекратить финансовую деятельность микрофинансовых организаций» с 1 декабря 2016 года с последующей передачей денежных активов новому фонду. Вот тут всё и началось.

Оказалось, не так-то просто без лишнего шума забрать активы у двадцати маленьких, но вполне самостоятельных микрофинов. В своё время они получили бюджетные деньги с областного и федерального уровня и отдать средства в новый фонд не имеют права. Закон однозначно трактует такие действия как нецелевое использование средств и карает соответственно. В крайнем случае средства снова можно вернуть в бюджет. Поэтому, получив письмо  зампреда правительства, муниципалитеты, что называется, долго думали. А потом ответили отказом. В прокуратуру был направлен депутатский запрос Анастасии Егоровой с просьбой оценить законность требований заместителя председателя правительства по поводу прекращения финансовой деятельности муниципальных организаций.

На заседании комитета по собственности и экономической политике Законодательного Собрания, где рассматривался запрос Анастасии Егоровой «Об отдельных вопросах, связанных с деятельностью АО «Корпорация развития Иркутской области», ответ прокуратуры был озвучен. В нём сообщалось, что, во-первых, учредителями некоммерческой организации может быть практически кто угодно. Поэтому тот факт, что в состав учредителей фонда наряду с государственными структурами введены частные, не является нарушением закона. А вот пресловутое письмо за подписью Логашова, равно как  и дорожная карта за подписью губернатора, «не являются правовыми актами, обязательными к исполнению».

– В моём письме содержалась рекомендация «прекратить финансовую деятельность», – отозвался Антон Логашов. – Трактовать это нужно именно как рекомендацию. Вопрос стилистики мы для себя закрыли. Наверное, в этой части тон был некорректным.

Таким образом, поняв, что средства муниципальных фондов не удастся слить в региональный фонд без лишнего шума и пыли, правительство сделало шаг назад. Муниципальные фонды теперь могут работать так же, как работали. Региональная организация будет действовать параллельно.

Захватывающие аспекты микрофинансирования

Однако депутатов заинтересовали и другие аспекты микрофинансирования, не менее захватывающие. Например, председатель комитета ЗС Ольга Носенко хотела понять, насколько эффективно или неэффективно отработали муниципальные фонды микрокредитования. Но составить представление об их работе депутаты так и не смогли. По какой-то причине министерство решило, что депутатов интересуют личные данные заёмщиков, разглашать которые не позволяет законодательство, и подготовило презентацию с общими цифрами. Они, впрочем, не давали представления о том, сколько денег получили микрофины, куда их вложили и сколько рабочих мест создали в итоге. «Мы не требовали никаких конфиденциальных сведений, – отметила Ольга Носенко. – Так что вы перегнули палку, не представив сведения депутатам Законодательного Собрания».

Микрофинансовые организации представили собственные данные о результатах своей работы. Нужно отметить, что они отличаются от тех сведений, которые подаёт минэко, и выглядят более оптимистичными. Большинство из фондов по итогам года всё-таки сработали в плюс. Кроме того, создан резерв по займам, и он должен компенсировать возможные потери. За всё время работы был ликвидирован только один Усольский фонд, Ангарский вошёл в региональную структуру. Таким образом, из 22 фондов работают 20. Максимальная эффективность была зарегистрирована у фондов Зимы и Зиминского района, за пять лет они обернули выделенные средства восемь раз. Нужно отметить, что уже три года микрофины не имеют бюджетной подпитки. Не получая дофинансирования, фонды приносят своим муниципалитетам налоги и рабочие места, и это было одной из причин для их сохранения в глазах мэров.

– Когда говорится о том, что несоблюдение каких-то стандартов повлекло за собой создание региональной организации, это не совсем верно, – считает руководитель  Байкальского МФО Дмитрий Одонин.

Отражение духовности

И тут с новой силой встаёт вопрос, почему же в качестве базовой была выбрана Ангарская организация микрофинансирования.  Больше всего депутатов взволновало наличие частных структур в составе учредителей региональной МФО.

Хоть это и не нарушает закон, но, по мнению народных избранников, делает работу фонда непрозрачной. Депутатам всё время казалось, что, выбрав без конкурса Ангарскую организацию, правительство ущемило права аналогичных фондов. Тем более что некоторые из них показывают не менее хорошие результаты.

– О каком конкурсе может идти речь, если это решение правительства, – вспылил даже всегда уравновешенный Антон Логашов. – Совершенно прозрачное решение.

Что касается наличия в числе учредителей частных структур, зампред ещё раз напомнил, что это не нарушает закон. Правовых оснований для выведения частных структур из состава учредителей у правительства нет. Каждая из них перешла в региональный фонд вместе с Ангарской муниципальной организацией, в которую вложила свои собственные средства. «Так сложилось исторически, – подытожил Антон Логашов. – Тут нет темы для разговора. Это я сейчас им должен написать такое же (некорректное. – Ред.) письмо и рекомендовать им выйти. На каком основании?»

– Вопрос принимает нездоровый характер, – отметил депутат Сергей Бабкин. – Правительство с самого начала повело себя как напёрсточники. То втихушку письма какие-то начинает рассылать, то организацию выбирает непонятно по какому принципу. Хотя можно было всё сделать открыто, чтобы сегодня не было никаких вопросов.

Руководитель Фонда микрокредитования Иркутской области Ольга Мохина коротко рассказала о заслугах ООО «Максимакс» и ООО «Сетьэнергопром» перед регионом. Обе организации являются учредителями Ангарского технопарка, на базе которого успешно работают 50 резидентов и сам муниципальный фонд микрофинансирования. «Таким образом, организации, которые мы называем коммерческими, способствуют развитию малого бизнеса», – подвела итог Мохина.

Ольга Мохина ещё постеснялась сказать, что один из учредителей данных акционерных обществ – адвокат Максим Шевченко является учредителями фонда наследия русской духовности и культуры «Отражение». Это тот самый фонд, который недавно купил за 1,2 млн рублей две картины скандально известного Никаса Сафронова для Иркутского областного художественного музея. Одна из этих работ – портрет Валентина Распутина стоимостью 600 тыс рублей и размером 30 на 40 сантиметров. И это лишь малая толика деяний фонда. Так что организации, «которые мы называем коммерческими», на самом деле очень пекутся не только о бизнесе, но и о духовном развитии иркутян. Смущает только, что от этих дел за версту пахнет аффилированностью с региональным правительством.

Директор КРИО Анатолий Коляда тоже подтвердил, что и у корпорации, и у региональной микрофинансовой организации только одна цель – помощь малому бизнесу. «Организация не занимается распределением прибыли, соответственно никакой коммерческой выгоды у участников нет», – отметил Коляда, комментируя участие КРИО в работе фонда.

Куда ведёт дорога, вымощенная благими намерениями

И только муниципальные МФО не слишком верят в благие намерения региональной власти.

– Например, закон позволяет МФО размещать временно свободные денежные средства во вклады, депозиты иных организаций. Учитывая, что в состав правления входят частные структуры, мы можем делать соответствующие выводы, – отметил руководитель Байкальского фонда Дмитрий Одонин. – Проценты от вклада официально являются одним из источников дохода для некоммерческой организации.

Представитель администрации Куйтунского района Сергей Карпиза добавил, что свободные бюджетные деньги приносили бы реальную пользу, если бы их не размещали на депозитах, а вкладывали в уже работающие, эффективные микрофинансовые организации. Тем более что они испытывают финансовый голод, заёмщики буквально выстраиваются в очередь. Может быть, он даже имел в виду деньги КРИО, которые долгое время лежали как раз на таких депозитах.

Вопрос доступности кредитов для предпринимателей отдалённых районов также остаётся открытым. Правда, представители минэко заявили, что проблем с доступностью не будет. Новая организация будет использовать инфраструктуру многофункциональных центров. На сегодня МФЦ покрывает 96% территории области и может принимать пакеты документов от бизнеса. Более того, раньше кредиты от МФО были доступны только в 20 муниципалитетах, а теперь – практически во всех. Однако непонятно, кто же будет осуществлять оценку залогового имущества предпринимателей.

– Выдать займы не такая уж проблема, – уверена адвокат Анна Байтенова. – Можно выдавать займы через агентов или МФЦ. Но кто будет отслеживать финансовое состояние заёмщика и предмет залога? Если смотреть на тенденции развития законодательства, регион с этой инициативой  оказывается не в тренде. Банк России усиливает контроль по оценке залога при выдаче займов кредитными организациями. Но если мы убираем нижнее звено, тех, кто на земле, риски не сократятся, они только усилятся. Одну проблему мы решаем, а в другую втягиваемся.

Буквально на следующий день после заседания комитета Антон Логашов заявил о получении из федерального бюджета 144 млн рублей на поддержку малого бизнеса. Из них  86,3 млн рублей будет направлено на обеспечение регионального фонда микрофинансирования. Таким образом, Фонд микрофинансирования Иркутской области получил значительные средства. Муниципальным фондам ждать манны небесной не приходится, хотя многие из них испытывают финансовый голод. «У них есть административный ресурс, у нас – нет. Поэтому кто-то получил 100 миллионов рублей, а кто-то остался при своих интересах. Это политика, а не экономика», – констатировал в кулуарах один из представителей микрофинов.

Чтобы окончательно разобраться со всеми возникшими вопросами, Контрольно-счётная палата проверит деятельность вновь созданной региональной микрофинансовой организации в нынешнем году. «По итогам проверок мы оценим также решение о создании организации, – отметила председатель КСП Ирина Морохоева. – Предварительно у нас возникают вопросы, например, относительно взноса КРИО в 100 миллионов рублей и залоговых действий, которые вновь созданная организация совершила в декабре».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры