издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Депрессивные на бумаге

Правительство Иркутской области оценило эффективность работы муниципалитетов. Мэров тех городов и районов, которые показали самые плохие результаты, вызвали в минувший четверг «на ковёр» в правительство, где они публично отчитались за свою работу с 2014 года. Среди худших были названы Усолье-Сибирское, Тулун, Мамско-Чуйский, Усть-Кутский, Казачинско-Ленский районы и город Иркутск. Правда, Иркутск отказался ходить в «двоечниках». Ситуация выглядит тем более пикантно, что итоги его работы за 2014-2015 годы сегодня так строго оценивают те самые люди, которые в то время и руководили городом.

Для оценки эффективности работы местных властей давно уже придуман хороший инструмент – 607-й Указ президента РФ от 28 апреля 2008 года. Он содержит 40 показателей и типовую форму доклада глав местных администраций. Заметьте, все 40 показателей приведены без критерия оценки, за их выполнение нельзя поставить «пятёрку» или «двойку». Они должны стать инструментом анализа и планирования. Однако Иркутская область решила пойти впереди государственного локомотива.

Министерство экономического развития Иркутской области ввело 59 собственных показателей, по которым оценивается эффективность работы муниципальных властей. Хотя пункт 5 президентского указа № 607 прямо запрещает органам региональной власти вводить дополнительные показатели для оценки работы муниципалитетов. О самих критериях можно говорить долго, благо что поводов много. Даже неудобно становится за качество работы региональных чиновников. По результатам оценки муниципалитетам не только выставляют оценку, лучших награждают денежными грантами из бюджета.

Кроме показателей эффективности, работу муниципалитетов оценивают при помощи соцопросов. Жители конкретных городов и районов сами оценивают, насколько хороша или плоха местная власть. По итогам последнего соц­опроса в 11 муниципалитетах удовлетворённость работой местных властей менее 30%. Семерых мэров вызвали на заседание правительства, где они попытались рассказать о том, кто во всём виноват и что делать.

«Низшая точка

в развитии»

Первым выступал глава администрации Усолья-Сибирского Олег Жилкин. В 2015 году там произошло ухудшение практически всех основных показателей. Причины лежат на поверхности. Объём инвестиций в основной капитал снизился, потому что закрылся проект по производству поликристаллического кремния ООО «Сибирский силикон». На большинстве крупных и средних предприятий наступил кризис, последовало сокращение рабочих мест. Сейчас «Усольехимпром» находится в стадии наблюдения, ООО «Сибирский силикон» – в стадии банкротства.

Основные надежды города связаны с присвоением ему статуса «Территория опережающего развития» и программой развития моногородов. Пока в ТОР вошли три резидента, их проекты предусматривают создание 106 новых рабочих мест и объём капитальных вложений около 308 млн рублей.

– Мы считаем, что 2014 год был самой низкой точкой в истории развития города, – отметил Олег Жилкин. – Все крупные предприятия закрыты или находятся в стадии банкротства. Планируем, что уже с 2018 года показатели пойдут вверх.

Мэр Тулуна Юрий Карих рассказал, что в его городе, как и в Усолье, практически решена проблема доступности детских садов. Правда, несколько садиков находится в аварийном состоянии, а в центральном районе города стоит недостроенный объект. В нынешнем году планируется сдать в эксплуатацию новый ФОК.

Скверно обстоят дела с дополнительным образованием. В детской художественной школе в 2016 году обучалось 425 учеников, а желающих ещё 256. В музыкальную школу конкурс 2,5 человека на место. Городу необходима новая школа искусств или центр культуры. Пока решение проблемы находится на начальной стадии – определён земельный участок, идёт межевание.

Но это не самое главное. Первая беда Тулуна – отсутствие нового жилья, оно попросту не строится. Вторая – ужасное состояние дорог. Бюджет дорожного фонда – 28 млн рублей в год. При этом на содержание дорог город тратит 17 млн, что составляет 20% от потребности. Наконец, третья проблема – водоснабжение и ЖКХ. На подготовку к отопительному сезону также выделяется недостаточно денег. Например, в 2014 году был выделен

21 млн, в 2015-м – 10 млн, в 2016 году – 15 млн рублей. В нынешнем году, по предварительным данным, будет выделено 10 млн рублей. Тулун, как и многие другие муниципалитеты области, не обес­печен средствами для исполнения своих полномочий в полном объёме.

– Сложно отремонтировать что-нибудь на выделенные средства, – пожаловался Юрий Карих. – На частичную замену центрального водовода нужно 26 миллионов, на замену инженерных сетей улицы Горького – 37 миллионов, ремонт системы водоотведения улицы Мира – около 3 миллионов. И это мы ещё не учитываем ремонт котельной.

«Сами себя мы оцениваем лучше,

чем нас оценивает правительство»

В один ряд с депрессивными Усольем, Тулуном и Мамско-Чуйским районом была поставлена и столица Приан­гарья.

– Иркутск не входит в число тех муниципалитетов, где уровень удовлетворённости жителей местной властью ниже 30%, – отметил председатель правительства Иркутской области Александр Битаров, вызывая на трибуну следующего докладчика. – Но вы всё равно стоите низко в своей группе по показателям эффективности, поэтому мы решили вас тоже пригласить.

Заместитель мэра Иркутска Руслан Ким не согласился с теми подходами, которые правительство использовало для оценки работы не только Иркутска, но и всех остальных муниципалитетов.

– На наш взгляд, некорректно сравнивать разные муниципалитеты. Состояние экономики разное, стартовые условия разные, бюджетная обеспеченность тоже разная. Выводы, которые мы получаем благодаря этой методике, должны использоваться во имя развития муниципалитетов, а не во имя какого-то соцсоревнования и борьбы за те небольшие деньги, которые даются победителю. Сами себя мы оцениваем лучше, чем нас оценивает правительство, – заявил Руслан Ким, чем вызвал оживлённую реакцию зала.

Тут впору поговорить и о качестве самих критериев. Например, в вину муниципалитетам ставится снижение зарплаты учителей и воспитателей. Однако местная власть не имеет рычагов воздействия на эту ситуацию, потому что зарплата в детских садах и школах выплачивается за счёт областной субвенции. Именно регион, а не муниципалитет влияет на её величину, он же выделяет деньги, которые потом распределяются по школам. Так почему же за неэффективное исполнение полномочий областью вдруг отчитывают муниципалитеты?

Доля детей от 1 года до 6 лет, которые ходят в садики, и доля детей, ожидающих своей очереди, в общей численности дошкольного населения Приангарья – очередной критерий для оценки муниципалитета. Иркутск занял здесь последнее место. В 2015 году в городе был зарегистрирован пик рождаемости – начиная с 1980-х годов прошлого века. При этом 7% мест в садиках занято не иркутянами. Объекты, заложенные ещё в 2014 году, начали сдаваться лишь недавно. Если в других муниципалитетах достаточно построить пару объектов, то в Иркутске всё обстоит сложнее.

То же самое касается школ. Для того, чтобы перейти на одну смену, Иркутску нужно 54 тысячи мест. Без помощи региона город не справится. Хотя в прошлом году было заложено три школы, ещё три закладывается в этом году.

Показатель «Доля муниципальных общеобразовательных учреждений, соответствующих современным требованиям» тоже не даёт Иркутску повода для гордости. Он оказался на последнем – седьмом – месте в своей группе. Получается, что в столице Приангарья школы самые плохие. И кто в это поверит? «Мы честно указали, что у нас не во всех школах создана доступная среда для инвалидов, – отметил Руслан Ким. – Неужели в других муниципалитетах дело обстоит лучше? Просьба как-то проверять информацию, которая попадает в министерство».

Наверное, самый забавный критерий, по которому оценивались города, – доля прибыльных сельскохозяйственных предприятий в их общем числе. Тем не менее в Иркутске их два – «Горзеленхоз» и ОАО «Искра». По итогам года оба оказались прибыльными, поэтому для проведения оценки был направлен показатель 100%. По каким-то неведомым причинам при экспертной оценке в недрах правительства он был скорректирован до 0,0%. В итоге город получил «почётное» пятое место из семи в своей группе.

Ещё один критерий – «Доля граждан, обеспеченных земельными участками, выделяемыми льготным категориям граждан». «Мы не выделяем земельные участки льготным категориям граждан, – извинился Руслан Ким. – Это ведь вы нам выделяете участки, и многие их даже получают». Однако у Иркутска в этой графе – нули и последнее, седьмое, место.

Особую пикантность всей этой ситуации добавляет тот факт, что итоги работы столицы Приангарья, по крайней мере, за 2014-2015 годы сегодня так строго оценивают те самые люди, которые в то время и руководили городом. Получается, что за плохую работу их повысили – доверили управлять регионом. А за отсутствие садов и школ, за плохие дороги и коммуналку сего­дня спрашивают с других людей.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер