издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Спорный китайский спрос

Поставлять ежегодно 100 млрд кубометров газа в Китай готов «Газпром». На минувшей неделе члены правления компании заявили: собственной ресурсной базы хватит, чтобы в перспективе закрыть такой объём потребления. Но по заключённому контракту маршрутом «Сила Сибири» и в рамках соглашения по «западному маршруту» (находится в заключительной стадии обсуждения с китайцами) российский экспорт в КНР может составить не более 68 млрд кубов. При этом Китай прогнозирует стабилизацию своей экономики, а значит, и снижение темпов роста потребления энергоресурсов. Оптимисты считают это возможностью начать реиндустриализацию на востоке России.

– Это реальная заявка, – прокомментировал 16 июня на пресс-конференции журналистам зампред правления «Газпрома» Александр Медведев возможность России увеличить поставки трубопроводного газа в Китай в случае необходимости до 100 млрд кубов. 

По его словам, на сегодняшний день у компании достаточно собственной ресурсной базы, чтобы без привлечения независимых производителей газа удовлетворить спрос КНР. Поддержала его позицию и директор компании «Газпромэкспорт» Елена Бурмистрова. Она сообщила, что с Китаем (компания CNPC) через несколько месяцев предполагается подписать второй контракт по экспорту трубопроводного газа «западным маршрутом» (первый, по «восточному маршруту», подписан в мае 2014-го, экспорт должен начаться в 2019-м), так как переговоры по цене газа перешли в заключительную стадию. Однако Бурмистрова обратила внимание на то, что пока законтрактован меньший объём поставок российского газа – 38 млрд кубометров по «восточному маршруту» (ресурсы Чаянды и Ковыкты) – и обсуждается контракт на 30 млрд кубометров в рамках «западного маршрута». 

Будёт ли он увеличен в перспективе, зависит в том числе от того, сколько собственного газа начнут производить китайцы, с осторожностью заметила Бурмистрова:

– Прогнозы эти интенсивно меняются. В 2014 году, например, Госсовет КНР принял план стратегических действий по развитию энергетики. Он подразумевает достаточно консервативный объём потребления энергоресурсов. Но, очевидно, такого рода показатели всегда закладываются в планы и далее могут увеличиваться… Всё зависит от темпов роста китайской экономики, от ВВП и так далее.

Между тем член правления «Газпрома» Всеволод Черепанов, курирующий в компании геологоразведку,  рассказал, как готовится ресурсная база на двух ключевых для «восточного маршрута» месторождениях – Ковыктинском и Чаяндинском. Так, в Якутии уже в 2016 году планируется полностью завершить геологоразведку Чаянды. По итогам 2015 года ожидается прирост – 201 млрд кубов по газу, 2,4 млн тонн по конденсату, 800 тыс. тонн по нефти. «Изменения связаны в основном с переводом из категории С2 в категорию С1. То есть мы увеличили степень разведанности месторождения», – комментирует он. В итоге суммарно база Чаянды будет выглядеть следующим образом: 1,36 трлн газа, 20 млн тонн конденсата, 66,7 млн тонн нефти. Масштабы геолого-разведочных работ на Ковыкте, судя по всему, скромнее. Черепанов сообщил лишь, что пока пробурены 4 из 14 запланированных скважин, проводится сейсморазведка на локальных участках, где имеются «белые пятна».

В итоге валовая добыча в Восточной Сибири при выходе двух месторождений на полную мощность составит 25 млрд кубов на Чаянде и 35 млрд на Ковыкте. Надо отметить, что сырьё это является многокомпонентным. Так, содержание чистого сухого метана в чаяндинском газе составляет 83–88%, остальное – жирные газы, конденсат. Ковыктинский газ на 92,5% состоит из метана. Большая часть восточносибирского сырья после газоразделения в Благовещенске поступит на экспорт в Китай, уверены в компании. При этом на пресс-конференции члены правления сообщили, что к ним поступает целый ряд  заявок от потенциальных российских потребителей на востоке России, которые также готовы развивать химическое производство, в  том числе под экспорт продукции.

«Все хотят этим заниматься. Но пока больше повезло Амурской области, где мы приняли решение строить газоперерабатывающий завод для ковыктинского и чаяндинского газа (мощность переработки – 38 миллиардов кубометров; заявленная к выпуску продукция – пропан-бутан, этан, полиэтилен, пропилен, гелий)», – говорит начальник управления координации восточных проектов «Газпрома» Виктор Тимошилов.

Экспортные поставки по «Силе Сибири» начнутся не ранее 2019 года

Однако эксперты отрасли считают, что перспективы для роста потребления энергоресурсов газа в АТР и Китае (занимает третью позицию по объёму потребления голубого топлива в мире после США и России) не являются однозначными. Так, Сергей Попов, кандидат технических наук, директор международного исследовательского центра «Энергетическая инфраструктура в Азии» ИСЭМ СО РАН, поделился с «СЭ» своим мнением. С точки зрения экспорта газа для России действительно интересным и наиболее выгодным является рынок АТР – по экономическим, политическим соображениям, а также учитывая географическое положение. Тем более что Китай более чем на 30% обеспечивает свои потребности в  газе за счёт импорта. Другие крупные потребители АТР – Япония, Корея, Тайвань – практически на 100% импортируют газ. Но при этом эксперт отметил, что Китай уже производит достаточно большие объёмы собственного голубого топлива и пытается увеличить долю производства «нетрадиционного газа» вплоть до синтетического (продукт глубокой переработки угля). В КНР также большое внимание уделяется модернизации производства, которое сейчас является энергозатратным, а значит, по мнению Попова, промышленность станет более эффективной с точки зрения энергопотребления. Немаловажным фактором, учитывая масштабы и географию Китая,  будет являться процесс замены потребления угля на газ в промышленности, а также при производстве тепловой и электрической энергии. С другой стороны, наряду с ростом импорта трубопроводного газа из Средней Азии в стране намечается ввод мощностей по приёму сжиженного природного газа (СПГ), поступающего морским путём. «Я бы не сказал, что Китай критически зависит от российского газа, лишь его северо-восточная часть», – комментирует собеседник издания.

В Японии ожидается снижение объёмов потребления газа, поскольку страна всё-таки решила частично вернуться к атомной энергетике (была остановлена после аварии на АЭС «Фукусима»). Конечное потребление энергии в Японии к 2030 году прогнозируется меньше, чем в прошедшем 2014 году, рассказывает Сергей Попов. Корея, как правило, идёт в тренде с Японией с отставанием от неё на 10–15 лет. Таким образом, для этих двух стран, импортирующих ныне 52% от мировой торговли СПГ, в не столь отдалённом будущем возможно даже некоторое снижение потребностей в голубом топливе. 

На фоне замедления темпов роста спроса на энергоресурсы в АТР наблюдается другое явление: кроме России желающих зайти на этот рынок поставщиков очень много, это подчёркивают и в самом «Газпроме». Поставки российского газа по имеющемуся контракту с Китаем начнутся не ранее 2019 года («Сила Сибири»). Между тем уже с 2009 года в КНР поступает трубопроводный газ из Средней Азии, в 2013 году начался импорт из Бирмы, из Туркмении строится газопровод через Узбекистан и Таджикистан. Обсуждается возможность строительства Китаем трубы в Пакистане от иранской границы, по которой газ из Ирана также может транспортироваться в центральные провинции Китая. «У всех на слуху программы масштабного экспорта СПГ из США и Канады. Кроме них уже начали свою работу первые цепочки гигантских проектов в Австралии и Папуа Новой Гвинее, на очереди появление нового экспортёра СПГ – Восточной Африки. Страны Персидского залива приступили к замещению собственного потребления газа и нефти при производстве электро- и теплоэнергии на мирную энергию атома, а «высвободившиеся» ресурсы предстоит использовать для увеличения продаж на мировом рынке», – рассказывает Попов.

Поэтому газ будет дешеветь относительно недавних ожиданий, а это уже тормозящий фактор для будущего трубопроводного экспорта. Но негативное явление может всё-таки дать неожиданный эффект для России. Есть вероятность того, что в стране начнётся вторая волна реиндустриализации, считает собеседник «СЭ» Сергей Попов: «Учитывая эту  внешнеэкономическую ситуацию, и внешнеполитические обстоятельства, и внутренние цены на энергоресурсы, нам выгоднее окажется искать промышленного потребителя внутри страны. На мой взгляд, Байкальский регион и Приморье при наличии газовых ресурсов и создаваемой газотранспортной инфраструктуре являются одними из подходящих территорий. Рост внутреннего потребления газа, развитие высокотехнологичных производств улучшат экономику экспортных проектов и в конечном итоге будут способствовать росту экономики и территорий, и России в целом. Но ответ на вопрос о том, состоится ли такая эволюция и когда она произойдёт, зависит в том числе и от определённых политических решений в нашей стране».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное